• Новости
  • Люди
  • Статьи
  • Мнение эксперта
  • Калейдоскоп событий
SUBSCRIBE

Мнение эксперта

UGC-видео наполняет мобильные сети, поэтому — УБЕРизируй это!

Сегодня видео, загруженное за 30 дней, превышает весь видеоконтент, созданный вещательными сетями США за 30 лет. «Могут ли телекоммуникационные компании монетизировать это?», — задается вопросом Янне Неувонен.

Хотя видео, созданное пользователями, или UGC (англ. User Generated Content, UGC, — пользовательский контент, — прим. пер.), — это новый, прибыльный актив, мобильным сетям еще предстоит разработать стратегии, которые позволят делать больше, чем просто продавать огромные по размеру пакеты данных.

Сегодня монетизируется только один процент всего пользовательского контента, и, в основном, глобальными социальными сетями. На практике же 99 процентов видео класса UGC, выпущенных во всем мире, должно монетизироваться издателями и операторами.

Итак, будут ли телекоммуникационные компании, издатели и бренды и дальше позволять социальным сетям захватывать весь рынок видео UGC? И как они смогут овладеть этим рынком и создать столь необходимые новые денежные потоки?

Возможность монетизации пользовательского видео требует правильного владения правами на контент, который трудно приобрести в глобальном масштабе из-за сложной структуры собственности и прав на распространение. Кроме того, большая часть пользовательского видеоконтента — низкого качества, или же у широкой аудитории весьма ограниченный интерес к нему.

Распространение, обнаружение и доступность для потребителей, чтобы это было просто и удобно — весьма непростой путь, причем одновременное управление в разных сетях практически отсутствует. Производящие контент люди часто игнорируют категоризацию и описание видеоконтента или помещают их с использованием ошибочно записанных хэштегов, или же забывают загрузить свой контент сразу на несколько сервисов. И, конечно, некоторая часть пользовательского контента остается вовсе не загруженной.

Почти 99 процентов пользовательского контента распределяется в социальных сетях, но сами создатели часто не получают никакой денежной выгоды от этого. Большая часть контента UGC производится не YouTube-«создателями», которые получают долю рекламных доходов от этой социальной сети. Соцсети владеют пользовательским видеоконтентом и метаданными, относящимися к каждому видеоклипу. Например, когда бренды запускают хэштег-кампании в сети Instagram, единственный реальный победитель здесь — Instagram.

Если телекоммуникационные компании и другие игроки, такие, например, как медиа дома, организаторы мероприятий, а также потребительские бренды хотят получать доход от пользовательского видеоконтента через глобальные социальные сети и начать монетизировать свои действия, они должны использовать искусственный интеллект и анализ данных и построить Uber-подобную платформу для создания новой бизнес-модели для поиска, управления, распространения и монетизации контента.

Ключ к успеху телекоммуникационных компаний в монетизации пользовательского контента в том, что они считают себя медиа-источником, а не каналом распространения. Телеком-компании не могут преуспеть в одиночку, но могут использовать существующих подписчиков, например, для возврата вложений, сделанных в основные социальные сети. Это требует уберизации — создания Uber-подобной экосистемы, где каждый получает свою справедливую долю. То, что операторы используют для обозначения «контент-уровней», теперь могут быть значительно расширено благодаря управлению видеоконтентом в режиме реального времени, который станет глобальным источником для широкого круга партнеров.

Янне Неувонен
Генеральный директор BCaster
17.10.2018