• Новости
  • Люди
  • Статьи
  • Мнение эксперта
  • Калейдоскоп событий
SUBSCRIBE

Мнение эксперта

Применимо ли в США основанное на явлениях обучение в Финляндии?

В колонке на этой неделе Кимберли Пфайфер из США объясняет, почему она собирается приехать в Финляндию, чтобы узнать о финской системе образования.

Я любила школу. Так было до седьмого класса. За несколько месяцев занятий того года я пришла к пониманию, что математика — это не мое. Я почувствовала себя выдавленной из пространства классной комнаты. Любопытно, что мое почти отвращение к цифрам и числам подтолкнуло меня к любви к словам, романам и поэзии. И эта моя страсть была сопоставима с тем моим отвращением, что в итоге заставило меня рассматривать эти предметы, как противоположности. Итак, поскольку я не стала математически ориентированной, я превратилась в человека с филологическими наклонностями. И это осталось со мной и во взрослой жизни.

Но как это может быть связано с Финляндией?

Финский подход к обучению, основанный на явлениях, феноменах, а не на предметах, позволяет ученикам не обозначать себя больше как какой-то один тип мыслителя или умеющего думать в рамках одного предмета. Это подталкивает учащихся видеть все виды знаний в целом, а не иерархически. И как только ученики приходят к пониманию класса как пространства, в котором все виды знаний не только ценятся, но и связаны между собой, обучение начинает развиваться аутентично, чего не было раньше. Разве когда-либо в жизни, за пределами класса, нам предлагали отключить один способ мышления, чтобы получить доступ к другому?

Причина, по которой я рассматриваю аутентичность как трансформирующий ключ, состоит в том, что когда школьные классы становятся пространствами, связанными с явлениями реального мира вне школьных стен, происходят две невероятные вещи: 1) Учащиеся начинают рассматривать получение знаний как осмысленный процесс, так как это связано с их реальными жизнями и миром вокруг; 2) Мы уходим от системы образования по типу банковской системы, в которой студенты рассматриваются как пустые сосуды, которые нужно наполнить знаниями; скорее учащихся рассматривают и они сами считают себя гражданами мира. При этом устаревает теория дефицита, поскольку опыт каждого учащегося ценен, каждая личность отмечается и выделяется.

Финляндия стала первопроходцем, революционером в образовательной сфере. Тем не менее, я часто слышу критику, что «Финляндия очень однородная страна; то, что делают финны, никогда не будет работать в такой гетерогенной стране как США». Я согласна, что это так, и что никакая страна не может взять и скопировать образовательную систему другой страны и думать, что в совершенно другой ситуации, другом контексте все будет работать точно так же. Но хотя у нас и не получится скопировать и вставить финскую систему в американские рамки, мы можем извлечь выгоду из понимания парадигмы финской системы образования, что делает ее такой сильной, и постараться приспособить ее к американским реалиям, контексту США.

Таким образом, вместо того, чтобы рассматривать американскую разнородную по своему составу и происхождению систему как камень преткновения для принятия основанной на явлениях системы образования, лучше использовать ее потенциал, который может стать катализатором для культурного и лингвистически ответственного обучения, что, впрочем, еще предстоит реализовать.

Кимберли Пфайфер
докторант из США и победитель Motivis Learning; полученную в виде награды стипендию она собирается использовать для поездки в Финляндию.
29.06.2017