17 апреля 2020

МЫ ЗНАКОМЫ? «Я впечатлен тем фактом, что глобальные потрясения создают больше, чем разрушают», — утверждает Пертту Пёлёнен

коллаж с мужчиной и различными элементами
Пертту Пёлёнен считает, что радикальное изменение условий жизни, вызванное нынешней пандемией, создает больше, чем разрушает, и влияет на наши ценности и образ мышления.
JULIA BUSHUEVA

Пертту Пёлёнен придерживается гуманистического подхода в рамках цифровой эпохи и в наше неспокойное время смотрит в будущее с оптимизмом.

Первые пару месяцев 2020 года были по-настоящему насыщенными для Пертту Пёлёнена (Perttu Pölönen): десятки выступлений на всевозможных мероприятиях по всей Финляндии и издание его первой книги Tulevaisuuden lukujärjestys (фин. «Расписание будущего»), популярность которой быстро привела к публикации ее четвертого издания.

А затем грянул COVID-19, и календарь Пертту быстро опустел.

Вместо того, чтобы почивать на лаврах, размышляя о том, что и как могло бы быть, Пёлёнен не расслабился и продолжил деятельность по расширению своей аудитории. В планах производство видеороликов и подкастов по темам его книги. Это требует объединения ряда навыков, необходимых для продолжения работы в неопределенном будущем. Среди них: любопытство, креативность, сострадание и непредубежденность. Тем временем готовится англоязычная версия материалов для глобального охвата.

Такой резкий поворот дел — довольно естественный для 25-летнего молодого человека. Его карьерный путь к настоящему времени уже впечатляет: изобретатель, композитор, главный докладчик, футурист, визионер, а теперь еще и писатель. В его книге подробно описывается это карьерное маневрирование, начиная с успешного запуска в 2015 году мобильного приложения MusiClock, благодаря которому Пертту оказался в списке MIT Tech Review «35 инноваторов Европы в возрасте до 35 лет». Также его путь включал изучение экспоненциальных технологий в Singularity University, мозговом центре расположенного в Кремниевой Долине NASA Ames Research Center.

Кроме этого, Пертту стал сооснователем 360ED – компании, разрабатывающей приложения дополненной реальности для сектора образования в Мьянме.

В последнее время Пертту сосредоточен на публичных выступлениях: он делится различными идеями и знаниями, которые он почерпнул из своего быстро накапливающегося опыта. Будущее, уравновешивающий технологические достижения человеческий фактор, прорывные решения, изменения, которые приносит экспоненциальный рост, — как все это выглядит через призму ситуации с коронавирусом?

Сразу хочется спросить об огромном успехе вашей книги в Финляндии. Как появилась идея для ее написания?

Вокруг технологий очень много ажиотажа и обсуждений, как они повлияют на будущее человечества. В этом нет ничего плохого, и я нахожу такие рассуждения интересными. Но что я считаю еще более важным, так это думать о тех элементах, которые не меняются. Мне нравится побуждать людей думать о вещах, которые останутся неизменными и 30 лет спустя. Это кажется трудным, так как требует совершенно другого рода размышлений, но нахождение таких постоянных аспектов в жизни чрезвычайно ценно, особенно сейчас, когда усиливается неопределенность.

Пока я был в Кремниевой долине, чем активнее я проникал в мир технологий, тем больше это меня пугало. Общества постоянно претерпевают изменения в результате экспоненциально растущего технологического развития. Я пришел к выводу, что общества должны разработать более гуманистически ориентированный способ противостоять технологическому прогрессу. Мы видим, что порой технологии могут поработить или привести к неблагоприятным последствиям, даже если изначально намерения были хорошими. Я понял, что нам нужно заниматься основными, фундаментальными вопросами, поэтому у меня появилось желание внести свой вклад во имя общего блага.

Исходя из этого, я начал оценивать роль человека в будущем. Я размышлял над многими вопросами: что осталось нам после крупных технологических достижений, или какие навыки потребуются, или какой будет наша повседневная жизнь. Эти темы подали мне идею продвинуть гуманистический подход к будущему, и поэтому я начал писать. Я выбрал книгу в качестве носителя, потому что чувствовал необходимость привести свои мысли в форму, которую легко расшифровать даже для людей, которые не имеют прямого отношения к будущему и не связаны с тематикой технологий. Таким образом, все технические жаргонизмы я попытался оставить в стороне, но легкость чтения не означает, что материал книги подается поверхностно.

В книге есть совет, который звучит почти пророчески в эпоху коронавируса: «Не тратьте впустую хороший кризис — у вас есть прекрасная возможность чему-то научиться». Что вы пытаетесь этим сказать?

Основной посыл, который я вкладывал в эту фразу не без юмора, заключается в том, что, хоть каждый кризис и отличается один от другого, они могут дать толчок к нашему росту и развитию. Другими словами, когда происходит что-то критическое, это случается по какой-то причине: что-то вызвало кризисную ситуацию, и, таким образом, есть прекрасная возможность учиться на ошибках. Что касается нынешнего кризиса, урок состоит в том, чтобы оценить, хотим ли мы вернуться туда, откуда пришли, и просто попытаться обновить все. В качестве альтернативы мы могли бы вернуться к основам, правильно перетасовать карты, изменить все имеющееся и, в конце всего этого, стать лучше.

Вы пишете, что, хотя мир глобален, он развивается по кривой геометрической прогрессии и непредсказуемо. Это стало кристально ясно в нынешние времена, которые мы проживаем. Но куда в конечном итоге ведет эта кривая?

Передовые технологии уже повсюду и продолжают развиваться невероятными темпами — в геометрической прогрессии, — но людям трудно получить полное, всеобъемлющее представление о масштабах этого развития. До появления интернета общества развивались стабильно и локально на протяжении десятков тысяч лет, а затем пришла эра интернета, не развивающаяся ни локально, ни линейно. Она коренным образом изменила наш образ жизни и наше понимание времени и места всего за пару десятилетий. Вспышка COVID-19, по крайней мере, показала, насколько взаимосвязан мир; что глобальные проблемы растут как на дрожжах, и как в действительности ощущается экспоненциальный рост. Мы должны оценить наши знания и опыт в условиях этого кризиса, чтобы лучше понять изменения, вызываемые экспоненциально развивающимися технологиями. Таким образом, мы можем попытаться подготовиться к будущему, а не стараться извлечь будущее из прошлого, что невозможно по определению.

Куда ведет нас экспоненциальный рост? Очень трудно заглянуть далеко в неопределенное будущее, в котором скорость развития технологий только растет, а неожиданные повороты, такие как пандемия, могут быстро изменить направление развития. Даже если бы мы умели предсказывать прорывы в технологиях, вряд ли можно предугадать изменения в поведении человека. Но это именно то, на чем мы должны сосредоточиться. Задача жизни среди всех этих технологий требует от нас задуматься над тем, что делает нашу жизнь значимой и какие качества людей будут важны. Я оптимист и считаю, что люди должны больше думать о гуманитарных навыках, которые я считаю жизненно важной предпосылкой для человечества.

Еще одна тема, которую вы подчеркиваете в своей книге, это «прорыв» или «подрыв». Вы настаиваете, что это не просто модное слово, оторванное от реальности, но его недавно возникшая популярность несет более позитивный оттенок смысла, чем раньше. Что для вас оно значит и как отражается в нынешнем глобальном кризисе?

«Подрыв» подчеркивает идею, что ранее достигнутый успех не гарантирует процветания в будущем (слово «подрыв» здесь используется как часть с недавних пор применяемого термина «прорывные инновации» или «подрывные инновации», — инновации, которые изменяют соотношение ценностей на рынке. При этом старые продукты становятся неконкурентоспособными просто потому, что параметры, на основе которых раньше проходила конкуренция, теряют свое значение. — прим.пер.). На мой взгляд, это хорошо объясняет некоторые основные тенденции в меняющемся мире. В целом я очарован тем фактом, что в рамках подрывных технологий создается больше, чем разрушается. Большой шок, как нынешняя пандемия, создает новые правила игры для экономики, предоставляет новые возможности, средства и победителей. Например, уже созданные компании не должны сильно беспокоиться о других конкурентах в своей области, им стоит позаботиться об отдельных своих работниках или небольших группах программистов, работающих с энтузиазмом. Это люди, способные создавать совершенно новые решения и инновации, которые смогут поколебать сами основы бизнес-мышления.

Можно сказать, что времена меняются и меняемся мы — вместе со временем. Но люди склонны меняться только при наличии принуждения. Например, большинство людей не действуют и не изменяют свое поведение в необходимой степени, когда сталкиваются с изменением климата, потому что последствия не ощутимы в их повседневной жизни. В отличие, например, от нынешней пандемии, где потребовалось отреагировать немедленно. Мне нравится думать, что один из выводов из этой пандемической катастрофы заключается в том, что мы становимся менее упрямыми и, таким образом, можем активно изменить свое поведение до того, как будущие вспышки полностью приведут к непоправимым последствиям.

Ваш путь довольно-таки уникален. Как на это повлияла ваша жизнь и взросление в Финляндии?

Я продвигался от одной возможности к другой естественным, но своеобразным образом. Будучи композитором с классическим образованием, я изобрел MusiClock, что привело меня в деловой мир, в Кремниевую долину, а благодаря полученным уже там знаниям я оказался в Мьянме. После этого я делился знаниями, которые мне выпала честь получить самостоятельно, организуя презентации по всему миру, а также представляя книгу. Оглядываясь назад на это путешествие, я понимаю, насколько стремительным был мой старт в жизни только потому, что я родился в Финляндии. Я имею в виду, что мне повезло, ведь у меня были возможности и достаточно времени, чтобы попытаться сделать то, что я сделал, потому что базовые вещи в Финляндии надежно организованы и хорошо функционируют.

Также на меня повлияла природа Финляндии – она просто невероятная. Я родился и вырос в сельской местности, а мои родители до сих пор живут в доме моего детства. Когда я навещаю их, свежесть, пространство и вневременность, которые исходят от природы, каждый раз производят на меня сильнейшее впечатление. Природа также волнует своей простотой. Я очарован простотой в том же смысле, в котором искусство воздействует на время и общество. В наши дни все вокруг кажется беспокойным, и в ответ на это я стараюсь сделать так, чтобы моя музыка была простой. Мне нравится делать вещи правильно. Если делаешь что-то, все должно быть ясно и понятно. Именно поэтому я стараюсь избегать ситуаций, когда есть нагромождение вещей, переплетенных друг с другом, и нет ясности, что и как устроено. Это как обертоны в моей музыке.

Вы принимаете участие в различных инициативах по всему миру, от Кремниевой долины до Мьянмы. Каким был ваш самый захватывающий опыт?

Есть много невероятных образовательных событий, частью которых я был, и я счастлив, что они состоялись. Я рассматриваю многомесячную программу в Singularity University как определенный поворотный момент в моей жизни, и я чувствую себя обязанным этому университету. В программе было около восьмидесяти участников со всех континентов и из разных областей знаний. Хотя я был самым молодым из них, все это послужило для меня источником вдохновения. Это была очень глубокая образовательная программа, в рамках которой мы занимались технологиями и глобальными проблемами. По общему мнению, многие представленные там взгляды были довольно предвзятыми, но это только создало удобную провокативную среду, которая чрезвычайно помогла мне развить мое критическое мышление. В целом я благодарен за то, как это все проявилось и насколько это помогло мне расширить мой взгляд на мир.

Над нашим проектом в Мьянме [360ED] я начал работать вместе с Хла Хла Вин (Hla Hla Win) из Мьянмы, с которой познакомился в Кремниевой долине, и этот проект стал еще одним открытием для меня. Он демонстрирует, что технологии действительно могут привести к хорошим, конструктивным изменениям и разработкам в областях, которые долгое время сталкивались с одними и теми же проблемами. В Мьянме и во многих других развивающихся странах учебники и другие учебные материалы, как правило, изношены и зачастую сильно устаревшие. Чтобы решить эту проблему, мы начали оцифровывать учебные материалы и создали платформу дополненной реальности, где эти материалы легко доступны, настраиваются и обновляются по мере необходимости. Это стало возможным благодаря тому, что почти каждый в Мьянме теперь имеет доступ к интернету и знаниям через свои смартфоны, которых еще десять лет назад практически не было. Этот проект заставил меня осознать, что ни одна технология сама по себе не является хорошей или плохой, но все зависит от ее использования.

В конце хотелось бы вот о чем спросить. В вашем портфолио уже есть немало профессиональных побед. О какой профессии вы мечтали в детстве?

В детстве кем я только ни мечтал стать: от космонавта до дровосека. В юности я старался многое попробовать, проходя разные фазы и этапы. Во-первых, я был действительно заядлым спортсменом. Я даже выиграл финский чемпионат в тройном прыжке в возрастной категории до 15 лет, и это должно было стать моей профессией. Когда я учился в средней школе, я одно время был хиппи, и у меня даже были дреды; я носил непальскую длинную мантию, похожую на пончо. В 13 лет я обнаружил, что могу сочинять музыку, и дальше я пошел по этому пути более серьезно, не бросая и все остальное, чем я тогда занимался. И в конце концов музыка победила. Так интересно отправиться в путешествие по переулкам памяти, вспоминая обо всех этих этапах жизни.

Важный момент состоит в том, что я никогда не работал ни на кого, кроме себя. Я основал свою первую компанию по разработке MusiClock в возрасте 18 лет, и с тех пор я не изменял себе.

Текст и интервью: Туомас Койвисто

Хотите узнать больше хороших новостей? Подпишитесь на нашу новостную рассылку здесь

Поделиться