19 декабря 2019

Мы знакомы?

Сиамак Нагиан всегда считал необходимым вернуть долг обществу, которое дало ему шанс. Сегодня мы расскажем, как он это сделал.
Сиамак Нагиан всегда считал необходимым вернуть долг обществу, которое дало ему шанс. Сегодня мы расскажем, как он это сделал.
Julia Bushueva

Сиамак Нагиан прошел долгий путь и нашел смысл жизни в финском Иисалми. Сегодня он — генеральный директор компании Genelec.

Сиамак Нагиан родился в 1960-х в семье предпринимателей в сельскохозяйственной местности Ирана. Его воспитывали с осознанием того, что тяжелый труд окупается и что у каждого своя роль в семейном бизнесе и в жизни.

Ценности, заложенные в детстве, помогли Сиамаку, когда наступили тяжелые времена. Было что-то, что трудно вербализировать, но этот неуловимый нематериальный план помог ему выжить на фронте в течение почти 18 месяцев во время ирано-иракской войны. Или возможно, это просто часть большой жизненной случайности.

Но наиболее очевидно, что Нагиан не рассчитывал на судьбу или удачу. Найти альтернативный путь получения университетской степени из-за ухудшения академической свободы в Иране 1980-х годов, освоить финский язык на курсах в Хельсинкском технологическом университете после переезда в Финляндию в 1986 году, одновременно перебиваясь случайными заработками, — все это было связанно с решимостью, основанной на желании достичь необходимых результатов.

По мере того, как мы живем и стареем, реальным жизненным опытом в течение всей жизни часто проверяются наши системы ценностей. Это происходит путем сравнения того, что, по нашему мнению, должно быть, и тем, что есть на самом деле. Для Сиамака пройденная им дорога дала ему множество перспектив в отношении его личных амбиций, а также общественных взглядов, которые объединились для него в поиск смысла и целей. Сегодня он — отец ребенка с особыми потребностями, гражданин и генеральный директор самого авторитетного в мире производителя активных студийных колонок Genelec.

Нагиан всегда считал необходимым вернуть долг обществу, которое дало ему шанс. Последние 33 года он делал это благодаря работе во время учебы и успешной карьере в компаниях Nokia и Genelec. Теперь он хочет рассказать свою историю, вдохновить других сделать все возможное, чтобы самим выбирать свое будущее.

За какую самую странную и необычную работу вам приходилось браться во время учебы в Хельсинкском технологическом университете?

Я работал везде, где мог, что называется, «из любого положения». Я готовил моторное масло на нефтеперерабатывающем заводе в Восточном Хельсинки, а работая уборщиком в отеле, мы перестирывали тонну простыней во время наших 12-часовых смен. Кроме того, я получил степень переводчика и работал по этой специальности. Постепенно моя учеба становилась все серьезнее, у меня был явный прогресс, и я смог начать поиск работы в своей области знаний и интересов.

Как вы смогли выучить финский язык?

Я начал изучать финский на языковых курсах, когда приехал в Финляндию, и в самом начале обучение было очень интенсивным. В дополнение к этому финский был на работе и в учебном процессе. Я помню, что на вступительных экзаменах я мог задавать вопросы на английском языке, но все, что происходило потом, было уже на финском языке. В то время я этого не понимал, но мой профессор оказал мне огромную услугу, когда в начале обучения настоял, чтобы я сдавал экзамен по физике на финском языке.

Разумеется, работа переводчика также многому меня научила, и мне пришлось побывать во многих местах, где обычно я не мог бы оказаться, и это во многом помогло мне узнать финское общество изнутри. Я понял, как функционирует общество и культура, которая является чрезвычайно важным дополнением к изучению языка.

Понимаете, на мой взгляд, язык — это возможность, это дверь в совершенно новые культуры и миры. В целом, я думаю, что изучение языка должно рассматриваться как средство, а не препятствие.

Похоже, помимо учебы у вас почти не было свободного времени. Что подтолкнуло вас к дальнейшим жизненным шагам?

Я был уверен, что я делал именно то, что хотел делать. Альтернативы не было. Я покинул Иран и оказался в Финляндии не просто так. Я был полностью сосредоточен на учебе и получении заработной платы, чтобы выживать и двигаться дальше. Я не особо концентрировался на чем-то другом. Я не мог позволить себе развлекаться по выходным, а каждая моя оценка была заработана, чтобы позволить мне сосредоточиться на своей мечте — получить высшее образование.

Незначительные мелочи также имели большое значение, фактически я все еще вознаграждаю себя кофе и pulla [финской булочкой с корицей], как я делал это сразу же после успешно сданного экзамена.

Когда вы начали готовить дипломную работу на степень магистра, вы в то же самое время пошли работать в компанию Nokia и еще застали расцвет бывшего лидера рынка мобильных систем и телефонов. Над чем вы там работали и как пережили ту эпоху в компании?

Я пришел в компанию в начале бума стандарта связи GSM в 1995 году в качестве инженера по исследованиям и разработкам. Финская экономика переживала серьезный спад, — незадолго до этого распался Советский Союз. В то время Nokia занималась фиксированными сетями, но мобильные системы уже набирали силу, и компания быстро взяла это на вооружение в своей стратегии. Оглядываясь назад, могу сказать, что этот сдвиг, переход происходил в очень быстром темпе.

Нам казалось, что мы меняем мир к лучшему. Вся команда работала в приподнятом настроении, и я думаю, что в то время мы творили историю, что все еще заметно во всем мире.

Как прошел переход из Nokia в Эспоо на юге Финляндии в компанию Genelec в городе Иисалми на востоке страны?

После смены рубежа веков, где-то в 2003 году, я почувствовал, что мне нужно что-то еще. Я просто не ощущал себя дома как раньше, и стал искать что-то другое.

Моя жена родом из Саво [регион, к которому относится город Иисалми], и я довольно часто посещал с ней это место. Я воспитывался в деревне и всегда любил сельскую местность и природу. Я начал задумываться о том, чтобы найти работу где-нибудь в Саво, и наткнулся на компанию Genelec, в которой искали директора по исследованиям и разработкам. В то время я был достаточно хорошо устроен в Nokia, работая над программой масштаба всей компании, и когда я услышал о возможности переехать в Саво и подать заявку на работу в Genelec, я не очень долго думал.

У меня не было финансового интереса, речь скорее шла о поиске смысла в работе, а также о целях в жизни в целом. Если вы проводите свою жизнь, занимаясь чем-то изо дня в день, я считаю, что это должно быть что-то, что имеет смысл.

Где и в чем берут начало ваши личные ценности?

В последнее время я все больше начал размышлять о вещах, которые дают мне энергию и мотивируют меня. Я считаю, то, как нас воспитывают, где и как мы растем и как несем в себе ценности, которые закладываются в нас через наш опыт, является центральным для ценностных ориентаций. Я вырос в предпринимательской семье, где работа и вклад в общество всегда ценились и уважались. И у каждого была своя роль в управлении бизнесом.

На самом деле это довольно парадоксально. Независимо от того, насколько ужасны обстоятельства, нужно верить, что, если вы делаете все возможное, вы можете достичь великих целей. Быть решительным, а не сдаваться, иметь мужество быть самим собой и надеяться — вот краеугольные камни моего путешествия по жизни.

Вы живете в Финляндии уже более 30 лет. Что вы думаете о здешнем обществе?

Я видел довольно много разных способов того, как действует общество, и на очень глубоком, фундаментальном уровне я оценил модель североевропейского государства всеобщего благосостояния.

Некоторое время назад я посетил мероприятие, где присутствовало немало людей из других культур и которые чувствовали, что холод, высокие налоги и язык — барьеры для иностранцев, желающих переехать сюда. Я смотрю на это несколько по-другому.

Я знаю, что есть много людей, которые с радостью заплатили бы высокие налоги в обмен на возможность отправить своего ребенка в школу бесплатно и в безопасной обстановке. Или чтобы им предложили почти бесплатную медицинскую помощь в случае крайней необходимости. Это очевидные сильные стороны финской жизни, которые, когда говорят о финском обществе, многими перестают замечаться и цениться, хотя все это у них прямо перед глазами.

Как вы думаете, что является наиболее важным в социальной модели общества?

Среди основных я бы назвал подлинность, равенство, прозрачность, основные свободы и права, финансовую безопасность. Я не говорю, что это идеальная модель, но если вы сравните Финляндию со многими другими обществами по всему миру, там это очень редкая вещь. К сожалению, это в достаточной мере маргинальная модель во всем мире. То, как вам позволено быть самим собой и иметь возможность обеспечивать себя — то, что, на мой взгляд, должно быть масштабировано на весь мир!

Большую часть своей жизни я провел в Финляндии. Мне представился шанс стать частью этого общества, и я увидел прекрасные вещи, которые привели к тому, что я смог переоценить свой опыт на более глубоком уровне. Это побудило меня возвращать долг обществу.

Как?

Я чувствую, что возвращаю долг через свою работу, но недавно я стал думать, что могу сделать это, рассказав свою историю. Я действительно не говорил об этих вещах и определенном предыдущем опыте прежде, но я чувствую, что нахожусь в месте, где я могу начать разговор об этом и рассказать все, расширив контекст. Возможно, чтобы вдохновить других остановиться и обдумать свою жизнь или возможности существующей здесь социальной модели, особенно по сравнению с альтернативными моделями.

Как ваша жизненная история и опыт влияют на вашу нынешнюю работу в качестве генерального директора Genelec и вашу повседневную жизнь?

Дело в том, что не Genelec нашел меня, это я нашел Genelec. Особенно в отношении ценностей. Все вышеперечисленное глубоко укоренилось в компании с самого ее начала существования, во многом благодаря моему очень дорогому ныне покойному другу Илпо Мартикайнену (Ilpo Martikainen).

Это семейная компания, которая всегда трепетно относилась к искусству, культуре и семейным ценностям. Чем больше я провожу здесь времени, тем больше я увлекаюсь культурой компании. Мне не нужно было ничего привносить в фирму, все здесь уже было. И это то, как я это вижу: я нашел много моментов, которые совпадают с моим видением и отношением. Я чувствую, что являюсь здесь частью чего-то стоящего. И я очень сильно ощущаю, что я дома.

Итак, как же компания из города с населением 20 000 человек остается впереди в глобальной конкуренции?

Genelec всегда приходилось пробиваться вперед и быть упорной при достижении целей в своей отрасли. Основными достижениями компании в ее продвижении были акцент на исследования и разработки, качество, смелость отличаться от других и ответственность перед здешним обществом. Сегодня мы производим лучшее оборудование в мире, а наш бренд — один из самых сильных.

Это невероятное достижение, основанное на десятилетиях приверженности правильным вещам. То, что мы делаем, это не о следующих двух годах, а о том, чтобы смотреть так далеко, насколько это возможно.

Похоже, вы серьезно относитесь к корпоративной социальной ответственности.

В современных обществах компании играют все возрастающую роль. Я восхищаюсь тем, как Supercell и ее основатели выполняют свою социальную ответственность: они очень верны тому обществу, откуда они вышли.

Лично мне не нужно слишком много думать о том, почему я должен нести ответственность в обществе, в котором я живу, и которое дало мне возможности. В целом, для процветания людей необходимо функционирующее и справедливое общество.

Чтобы компания процветала, у нее должна быть идентичность. Genelec возник именно таким фундаментальным образом из этого общества и из своего локального региона. Это также требует определенной приверженности с нашей стороны, например, при принятии решений о том, где будет организовано производство компании или научно-исследовательские работы. Это способ вернуть долг обществу здесь, в Иисалми, а также финскому обществу, которые вместе составляют важную основу идентичности компании.

Финляндия и Иисалми были уникальным источником вдохновения для всех инноваций, которые Genelec представил мировому сообществу и пользователям за четыре прошедших десятилетия. Таким образом, и это довольно очевидно, такая основа вдохновения и творчества будет процветать и в будущем. Это касается и глобальной ответственности.

Мы слышали, что вы любите музыку. На каком инструменте вы играете?

Я играю на саксофоне, но непрофессионально! Я играю около 30 лет и стараюсь каждую неделю находить время для музыкальных занятий. Саксофон — джазовый инструмент, и джаз — то, к чему у меня есть определенная страсть.

Это время — важный перерыв для меня. Я считаю, что без искусства и музыки в жизни не было бы души.

Интервью и текст: Самули Ояла

Хотите узнать больше хороших новостей? Подпишитесь на нашу новостную рассылку здесь

Поделиться: