1 июля 2020

МЫ ЗНАКОМЫ? «Музыка для финнов всегда была отличной формой самовыражения», — считает Кайса Рёнккё

коллаж женщины и различных элементов
По словам Кайсы Рёнккё, в ближайшее время появится много отличной новой музыки, связанной с исключительными обстоятельствами нынешнего периода.
Julia Bushueva

Для исполнительного директора Music Finland Кайсы Рёнккё последние месяцы показали социальную и психологическую значимость музыки.

Музыка всегда была важной частью жизни Кайсы Рёнккё (Kaisa Rönkkö). С детства в ее семье было принято ходить на концерты, слушать самую разнообразную музыку и играть на разных инструментах. Поэтому совершенно неудивительно, что свои первые шаги в профессиональной карьере пианистки Кайса сделала уже в пять лет.

рэп-дуэт JVG

Позже, будучи уже дипломированным музыкальным педагогом и продолжая совершенствоваться как исполнитель, обучаясь в аспирантуре Музыкальной академии имени Ференца Листа в Венгрии, Кайса все больше и больше стала интересоваться социальными аспектами музыки. Именно это, в конце концов, перевесило страсть Рёнккё непосредственно к исполнению музыки. Поэтому около 15 лет назад Кайса сделала смелый выбор и решила сфокусировать свою карьеру на административной стороне музыкальной индустрии: она вернулась в Финляндию, чтобы на этот раз получить второе высшее образование по специальности «Менеджмент в сфере искусств».

Всегда интересовавшаяся общественным устройством Кайса Рёнккё, помимо музыкальных устремлений, изучала в университете финскую литературу и политологию. Она попробовала себя в Силах обороны Финляндии, была наставником в некоммерческой организации Mentors of Finland Association, которая помогает недавним выпускникам найти работу посредством наставничества, и администратором оркестра Финской национальной оперы и балета. Сегодня Рёнккё — исполнительный директор Music Finland. Работая в организации, занимающейся повышением осведомленности о финской музыке и ее успехах, Кайса имеет возможность продемонстрировать международный экспортный потенциал музыки и ее социальную значимость, а также объединить профессиональную деятельность с другими сферами своих интересов. Кроме того, именно здесь Рёнккё может на практике применить весь опыт, накопленный в течение своей разносторонней карьеры.

Мы встретились с Кайсой Рёнккё, чтобы обсудить современное положение финской музыки, важную роль Music Finland в условиях пандемии COVID-19, а также, почему самая счастливая нация в мире не обходит стороной минорное настроение в своей музыке.

Что музыка означает для вас?

Музыка — это то, что формирует общество и жизнь в целом. Один из любимых моментов в моей работе — продвигать музыку как общий аспект и интеллектуальный ресурс, который пронизывает все общество. Я также вижу музыку как формирующий элемент устойчивости в кризисных условиях. В это исключительное время было поразительно наблюдать, что роль музыки в жизни людей ни в коей мере не уменьшалась. Даже наоборот: музыка стала эффективным инструментом для создания моментов радости в этот несколько тоскливый период.

Вы все еще находите время для игры на фортепиано?

У меня есть несколько совершенно замечательных учеников, которым я преподаю, и время от времени я продолжаю выступать на семейных мероприятиях. В дополнение к этому, в последние беспокойные месяцы пандемии, когда я была занята больше, чем обычно, я вновь открыла для себя игру на фортепиано как полезный способ расслабления и самотерапии. То есть мне удалось найти время для себя, чтобы играть пусть и не ежедневно, но довольно часто.

В Финляндии самое большое количество метал-групп на душу населения, которые очень популярны во всем мире. Но здесь происходит гораздо больше. Как бы вы описали текущее состояние финской музыки?

VR очки

Конечно, метал и классическая музыка — это то, чем мы славимся и что делает нас узнаваемыми во всем мире. Но сила финской музыки заключается в ее разнообразии! Все больше и больше отличной музыки и новых музыкантов появляются в других жанрах. Например, кафедра народной музыки Академии Сибелиуса была награждена за свою работу. В то же время джазовый сегмент весьма сильный и постоянно развивается и расширяется. Есть интересные явления и в поп-направлении, и в электронной музыке: например, Yotto, чей альбом Hyperfall два года назад возглавил американский чарт Billboard в области танцевальных и электронных альбомов.

Одним из интересных аспектов, которому в последние годы уделяется значительное внимание, является сочинительство: финские авторы становятся более заметны. Авторы песен Тийна Вайникайнен (Tiina Vainikainen) и Аксель Энстрём (Axel Ehnström), а также такие композиторы, как Себастиан Хилли (Sebastian Hilli) и Сесилия Дамстрём (Cecilia Damström), являются прекрасными примерами. Но это еще не все — есть и множество других авторских проектов. Кроме того, существует огромный потенциал в синхронизации музыки (запись звука «мастер» и / или композиция «песня», — совмещение музыки с аудиовизуальными записями, такими как видео, фильмы, видеоигры, телевидение, — прим. пер.), а также в создании музыки к фильмам и медиа. В этой области я могу сходу назвать несколько имен, например, Песси Леванто (Pessi Levanto) и Лассе Энерсен (Lasse Enersen). Они прекрасно представляют имеющееся на сегодня высокое качество финской музыки.

При рассмотрении текущего состояния финской музыки (а оно очень хорошее) важно учитывать всю инфраструктуру вокруг музыкантов и музыкальной индустрии. В Финляндии цепочки создания ценности в музыкальной индустрии состоят из разных источников. Это также гарантирует, что финский музыкальный экспорт не лежит исключительно на плечах крупных артистов и групп, таких как Alma и Nightwish. Финский музыкальный экспорт постоянно принимает новые и весьма инновационные формы. Более того, в последние годы наш экспорт рос, во многом благодаря этим новым формам. Например, в журнале Billboard только что был опубликован материал о Teosto — первой в мире организации по защите авторских прав, которая внедряет пилотные решения, позволяющие музыкантам получать отчисления в реальном времени. Кроме того, существует множество новых феноменов финского экспорта музыки, таких как уникальный интерактивный музыкальный образовательный сервис Yousician или студия виртуальной реальности Zoan, предлагающие новые подходы и платформы в наше время социального дистанцирования.

Насколько хорошо артисты, музыканты и группы справились с неординарной ситуацией? У вас есть еще примеры способов, которыми они воспользовались?

Прежде всего мне приятно сказать, что в течение последних нескольких месяцев атмосфера была удивительно благоприятной и инновационной. Было отрадно видеть, что музыканты не были обескуражены и не впали в ступор в сложившихся обстоятельствах. Вместо этого появилось много новой музыки, были разработаны беспрецедентные мероприятия с новыми способами исполнения и испробованы разные подходы. И все это — общими усилиями.

певица Alma

Как я уже говорила, спрос на музыку и музыкантов постоянно поддерживается, поскольку именно они могут стать «первой помощью» и источником душевного комфорта в разгар кризиса. Как только запрет на массовые мероприятия вступил в силу, сразу же было создано множество разнообразных онлайн-концертов и других инновационных площадок. Концерт живой виртуальной реальности группы JVG в канун Первомая, несомненно, стал одним из ярчайших событий весны; его даже можно рассматривать как поколенческий опыт. Моими личными фаворитами стали прекрасные потоковые версии гимна Suvivirsi, который традиционно поют в школах в конце учебного года, но на этот раз было бесчисленное множество способов сделать это по-другому. Еще одним замечательным примером стал «Дневник композитора коронавирусной весной» (Composition Diary of Corona Spring) композитора Паси Люютикяйнена (Pasi Lyytikäinen), подчеркивающий, что создание новой музыки дает ощущение преемственности, что особенно ценно в нестабильное время.

Очевидно, что в финской музыке существует множество подходов, и в рамках отрасли потребности сильно различаются. Как Music Finland смогла поддержать музыкантов в последние месяцы?

Мы являемся организацией, которая способствует интернационализации и повышению осведомленности о финской музыке, поддерживая международный рост наших клиентов, включая игроков из всех возможных жанров и секторов. Я хочу подчеркнуть, что мы не менеджеры и не агенты, мы — организация поддержки. На этом фоне мы постоянно разрабатываем новые концепции, и уже приложили немало усилий, чтобы финская музыкальная индустрия пережила кризис наилучшим образом. Например, мы оказали поддержку для продолжения экспорта музыки, и совсем недавно у нас впервые прошел виртуальный тур в Мексику по вопросам экспорта. Это было событие, на котором заинтересованные стороны из финской музыкальной индустрии провели онлайн-встречи со своими мексиканскими коллегами и познакомились с целевыми рынками в Мексике —стране, являющейся крупнейшим в мире потребителем сервиса Spotify. Кроме того, Music Finland собирается провести онлайн-фестиваль для профессионалов музыкальной индустрии. Для наших клиентов это отличная возможность представить себя международной аудитории, пообщаться с командами и заключить сделки.

Наш инструментарий включает полный спектр услуг: от финансовой поддержки до продвижения, от налаживания профессиональных связей до развития компетенций. А теперь, в этих исключительных обстоятельствах пандемии, наша роль увеличилась. Мы выбрали более сильный подход в качестве рупора финской музыкальной индустрии, чтобы повлиять на лиц, принимающих решения. Мы решили собрать мнения организаций и заинтересованных сторон и разработали предложения действий для правительства. Хотя эта потребность возникла во времена коронавирусной эпидемии, я чувствую, что постановка долгосрочных целей, планирование будущего и сдерживание пессимистических настроений будут и впредь оставаться для нас ключевыми действиями.

Как вы думаете, эта пандемия навсегда изменит отрасль?

Я бы сказала, что это неизбежно, но невозможно сказать, как именно это будет происходить. Нам необходимо оценить изменения в музыкальной индустрии как в отношении глобальных мегатенденций, затрагивающих общества, так и изменений, которые происходят в результате пандемии. Например, физическая близость больше не может быть самым оптимальным способом достичь большие группы людей. Это связано с изменениями в поведении потребителей, их предпочтениях и отношению к путешествиям. Также встает вопрос о том, приобрела ли общность новые формы. Все это можно рассматривать как элементы, изменяющие положение дел, но пока мы не знаем, что нас ждет в действительности.

здание

Однако мы знаем, что в любой отрасли возможно все: и хорошее, и не очень. Я имею в виду, что все планы и модели заработка могут измениться одним махом. Заинтересованные стороны повсюду находятся в ситуации, когда необходимо уметь быстро адаптироваться и придумывать что-то совершенно новое, учась на ошибках.

Стоит также отметить, что пока процессы создания и исполнения музыки быстро развивались, видоизменились и формы музыкального фанатства. Тот факт, что Alma, например, выпустила свой альбом посреди всего этого, безусловно, важен для поклонников. В Instalive и других социальных сетях фанаты были действительно активны. Я думаю, что люди, оказавшиеся в ситуации затяжного социального дистанцирования, смогли найти друзей на разных фан-платформах и разделяют сильное чувство единения с их любимыми музыкантами.

Давайте поговорим немного больше об изменениях. Недавно Spotify протестировал видеоподкасты с двумя звездами YouTube и заключил с Джо Роганом (Joe Rogan) такую огромную сделку, что музыканту понадобится создать 23 миллиарда потоковых записей на Spotify, чтобы заработать столько, сколько они платят ему за права на подкасты. По вашему мнению, как новый этап в интернет-эпоху повлияет на музыкальный бизнес?

В принципе, я хочу думать об изменениях позитивно. Несколько лет назад потоковые сервисы «подорвали» привычную работу рынка, но сегодня это уже норма потребления музыки. Я бы еще хотела увидеть подобные новые «сбои», встроенные в текущую сеть создания ценности. А вообще, бессмысленно и глупо бороться с определенными явлениями. Например, популярность TikTok сейчас просто зашкаливает. Поиск и объединение цепочек создания стоимости и моделей работы с такими сервисами, как Tiktok и подкасты Spotify, будут полезны для всех.

Music Finland также собирается реализовать изменения путем переезда на новое место вместе со всеми крупными музыкальными организациями и ассоциациями в Финляндии. Не могли бы вы рассказать подробнее об этом?

гитарист

Я с радостью сообщаю об этом широкомасштабном мероприятии, которое мы проводим. Идея заключается в создании комплексного «дома музыки» в районе Кейланиеми в финском городе Эспоо. Вместе с Обществом авторских прав исполнителей и производителей фонограмм Gramex, информационно-авторским центром по борьбе с пиратством (TTVK), Teosto и ассоциациями финских музыкальных исполнителей, композиторов, издателей и авторов мы стараемся улучшить синергию через это соединение, чтобы быть сильнее вместе. Насколько я понимаю, это по-настоящему уникальный ход в глобальном масштабе. Подобная перестановка также означает, что мы, ключевые игроки финской музыкальной индустрии, переключаемся на другую среду, ведь Кейланиеми — деловой район, известный своими технологическими компаниями, динамичной стартап-сценой и несколькими штаб-квартирами крупных корпораций, расположенных там же. Это произошло бы в любом случае и без пандемии COVID-19, но сложившиеся условия лишь подчеркнули истинный запрос на подобную инициативу, поскольку все участники музыкальных процессов постоянно находятся в поиске новых моделей работы. Я с большим интересом наблюдаю, как у меня и многих других было множество встреч с людьми и организациями, о которых я не могла бы и подумать прошлой зимой.

Есть ли в финской музыке какие-то особенности, которые не свойственны другим?

Вот что интересно: хотя финны — самые счастливые люди на земле, основной нарратив в финской музыке идет через меланхолию. Мой вывод здесь заключается в том, что музыка для финнов всегда была отличной формой самовыражения, мы можем передавать сложные негативные чувства через музыку. Тем не менее, стоит отметить, что минорный пафос, который является обертоном в финской музыке, связан с национальным характером и существованием. Но в музыке, экспортируемой из Финляндии, этого не так уж много.

Я также горжусь нашими организациями и умением в Финляндии делать музыку на высоком профессиональном уровне. У нас не только очень качественное музыкальное образование, но оно также и инновационное, а количество музыкальных школ и консерваторий по отношению к населению больше, чем где-либо еще. Я была поражена тем, насколько быстро вся система музыкальных школ перешла на дистанционное обучение в разгар пандемии. Я думаю, что сила финской музыки и общества в целом заключается в том, что возможность играть или создавать музыку есть у каждого, независимо от предыдущего опыта. Певица Alma как личность и как явление представляет собой еще одну итерацию одного и того же спектра равных возможностей, что и Санна Марин (Sanna Marin), которая начала работать кассиром в супермаркете, а в конечном итоге стала премьер-министром Финляндии.

Какие навыки, полученные вами в Силах обороны Финляндии, пригодились вам в работе в музыкальной индустрии?

В целом, это был большой опыт работы в огромной организации, и опыт разноплановый. И несомненно, подобный опыт может потом пригодиться. Как я уже говорила, огромный сегмент — музыкальная индустрия — действительно формирует общество и взаимодействует с такими аспектами, как социальная политика, национальная экономика, образование, культурная политика и экспорт. Точно так же, когда я работала в отделе коммуникаций в Силах обороны Финляндии, я взаимодействовала со многими элементами общества, но в совершенно другом направлении. Я нахожу это полезным и увлекательным, и я смогла расширить свой общий взгляд на общество. Кроме того, мне стала совершенно понятна сама суть разностороннего опыта и знаний об обществе через музыкальную призму.

клавиши

Более того, полученная там психическая устойчивость сильно пригодилась, особенно в нынешние времена. Этот опыт подготовил меня к тому, чтобы действовать в соответствии с обстоятельствами и анализировать в целом и в частности. В целом — это, например, какая роль отводится музыке в кризисных ситуациях, а в частности — это, например, операционные возможности музыкальной сферы во время кризиса.

Какая часть в этой работе — ваша любимая?

Способность ориентироваться в этом бесконечном поле возможностей — несомненно, лучшая часть. Я знаю, это звучит как клише, но так оно и есть. Еще одна приятная сторона — сообщество финских музыкантов и других ключевых игроков индустрии. Коллективное чувство, что мы можем что-то изменить, если объединим усилия, было лучшим моментом во время кризиса, и, работая в унисон, мы активно обменивались идеями.

Кто вас вдохновляет?

Я восхищаюсь теми композиторами, исполнителями и предпринимателями из музыкальной сферы, которые настолько верят в музыку, самих себя и свое сообщение миру, что они не побоялись с головой погрузиться в эту рискованную область. Возможность работать и сотрудничать с такими людьми — самая вдохновляющая часть моей работы.

Можете ли вы назвать лучший концерт, который вам посчастливилось слушать и смотреть?

Я помню много замечательных концертов и выступлений. Их объединяет один фактор: все они связаны с теми этапами личной жизни, когда музыка давала мне веру в трудные времена или помогала принять решение. Концерт классического пианиста Андраша Шиффа (András Schiff) в Будапеште вспоминается как одно из самых незабываемых выступлений.

Какую одну единственную запись вы бы взяли с собой на необитаемый остров?

Хитро! Действительно сложно выбрать что-то одно. Я бы взяла альбом, который еще даже не вышел! И у меня на острове было бы все время вселенной, чтобы вникнуть в его суть.

Текст и интервью: Туомас Койвисто

Хотите узнать больше хороших новостей? Подпишитесь на нашу новостную рассылку здесь

Поделиться