Мехди Гасеми в окружении элементов коллажа
Мехди Гасеми бросает вызов традиционному пониманию термина «финская литература», как научной, так и художественной. Изображение: Julia Bushueva

МЫ ЗНАКОМЫ? «Иммиграция и глобализация расширили понятие финской литературы», — говорит Мехди Гасеми

Для писателя и исследователя Мехди Гасеми улучшение уровня владения финским языком стоит на первом месте в списке дел на 2021 год. При этом есть и цель получить Нобелевскую премию по литературе.

Туомас Койвисто

01.12.2021

Есть много примеров прекрасных произведений финской литературы. «Синухе, египтянин» (фин. Sinuhe egyptiläinen) Мики Валтари (Mika Waltari), «Сказки Долины муми-троллей» (шв. Det osynliga barnet och andra berattelser, фин. Näkymätön lapsi ja muita kertomuksia) и «Летняя книга» (шв. Sommarboken, фин. Kesäkirja) Туве Янссон (Tove Jansson) — лишь несколько примеров финских классических произведений, первоначально написанных по-фински или по-шведски, которые были переведены на множество других языков и стали широко известны. Однако наряду с авторами, пишущими на государственных языках, растет число писателей иностранного происхождения с мультикультурным прошлым, которые успешно бросают вызов традиционному определению понятия «финская литература».

Один из них — Мехди Гасеми (Mehdi Ghasemi), родившийся в Иране писатель и научный сотрудник Университета Турку и Университета Тампере, который живет в Финляндии с 2011 года. Сейчас, почти десять лет спустя, Гасеми пустил корни в Финляндии, и сегодня у него есть портфолио из пяти опубликованных научных книг, двадцати статей в рецензируемых научных журналах, четырех художественных произведений (плюс пятая книга в работе) и одной литературной антологии, где он выступил редактором и издателем.

Мехди Гасеми на фоне ярких осенних красок в Тампере.

Мехди Гасеми — автор многих научных академических и художественных произведений. Он создал совершенно новый литературный жанр noveramatry. Изображение: Mehdi Ghasemi

Антология, которая была опубликована в конце 2019 года, представляет собой сборник кросс-культурных текстов под названием Opening Boundaries: Toward Finnish Heterolinational Literatures. В книге демонстрируется появление и рост новой гетерогенной, мультикультурной и многоязычной литературы в рамках финского литературного канона. Этот многоязычный труд состоит из литературных произведений двадцати четырех проживающих в Финляндии авторов-иммигрантов, корни которых — в шестнадцати разных странах. Тексты написаны на десяти языках, что делает книгу наиболее полной антологией авторов с иммигрантскими корнями в Финляндии из когда-либо изданных.

Еще более впечатляет, что несколько лет назад, после защиты докторской диссертации по литературе в Университете Турку, Гасеми решил для разнообразия писать художественные тексты. В результате он создал совершенно новый литературный жанр — noveramatry. Это сочетание романа (англ. novel), драмы (англ. drama) и поэзии (англ. poetry) в единой литературной форме. Литературная работа Гасеми уже была отмечена на высоком уровне в 2019 году: после выхода третьей художественной книги — Finnish Russian Border Blurred: A Noveramatry — автор получил поздравление от президента Финляндии Саули Ниинистё (Sauli Niinistö) и его супруги госпожи Йенни Хаукио (Jenni Haukio). В 2020 году Гасеми был удостоен награды Innovation Award от Innovation Services Университета Тампере.

Сегодня этот весьма плодовитый автор рассказывает нам о своих книгах, последних проектах и отношении к финской литературе.

обложки книг Гасеми

Мехди Гасеми – автор четырех художественных книг, и пятая книга уже на подходе. Изображение: Mehdi Ghasemi

Вы наиболее известны как создатель художественного литературного жанра, который вы назвали noveramatry. Как бы вы его описали?

Я считаю, что мы сейчас живем в гипергибридную эпоху, в рамках которой новые культуры и цвета, новые жанры и гены, а также новые пары «форма-содержание» создаются заново путем смешивания различных элементов, стилей, систем и дисциплин. Такие гипергибридные творения сегодня можно увидеть в промышленности, искусстве, архитектуре, музыке и других областях. Это позволяет нам одновременно наслаждаться несколькими парадигмами, цветами, вкусами, кухнями, стилями, системами и т. д. Основываясь на этом наблюдении, я создал понятие noveramatry, которое представляет собой сочетание романа, драмы и поэзии. В этом объединенном жанре я смешиваю в одном произведении повествовательные формы с драматическими и поэтическими и пытаюсь сделать их границы менее четкими.

Добавлю к этому, что не только жанр в моих книгах является гибридным. Фактически, разные персонажи, или, как я их иногда называю, «корректоры», те, кто хочет что-то исправить, происходят из разных эпох и областей, старых и новых, современных, отсюда и оттуда. И они делятся своим повествованием с читателями. Поскольку они принадлежат к географически разным места и историческим временам, они используют разные языки, диалекты и акценты, что усиливает языковую и культурную гибридность произведений.

Вид на Тампере с воздуха.

Гасеми живет в Тампере, третьем по величине городе Финляндии. Изображение: Adobe / a_medvedkov

Я также смешиваю слова и числа вместе с техникой точки и косой черты «слеш», чтобы мои творческие произведения были разными. Использование точки и косой черты помогает мне разделять слова и одновременно извлекать из одного слова несколько слов и значений. Чтобы избежать искусственности, я иногда намеренно в своих сочинениях использую орфографические и грамматические ошибки, особенно при создании персонажей с использованием языков, которые не являются их родными. Когда я пишу, я всегда спрашиваю себя: как персонаж, чей родной язык, например, не финский, мог бы говорить или писать по-фински без ошибок? Затем я пытаюсь представить и смоделировать, как персонаж может говорить на другом языке, даже если мой стиль письма будет неверно истолкован некоторыми читателями.

Чего бы вы, как весьма продуктивный и новаторский автор, хотели добиться?

Нобелевской премии по литературе! Это также тема моей пятой художественной книги M.animal and M.other: A Noveramatry. Честно говоря, я был бы вполне доволен финской литературной премией Finlandia-palkinto или литературной премией газеты Helsingin Sanomat (Helsingin Sanomien kirjallisuuspalkinto), но поскольку такие призы не присуждаются авторам-иммигрантам, как я, пишущим на других языках, кроме финского, я наконец решил задуматься о получении Нобелевской премии по литературе.

Гасеми выступает в культурном центре в Тампере

Гасеми регулярно представляет свои работы на конференциях в Финляндии и за рубежом. Изображение: Claudia Daems

Печально, что, несмотря на наш потенциал, мы, авторы-иммигранты, не участвуем в некоторых конкурсах финских национальных литературных премий, главным образом, потому что мы не пишем по-фински. Еще печальнее то, что по той же причине нам не дают вступить в Союз писателей Финляндии (Suomen Kirjailijaliitto), и, соответственно, мы лишены некоторых прав и льгот, на которые имеют право наши финские коллеги. И, самое печальное, что это исключение повторяется в XXI веке в Финляндии, которая была предвестником нескольких великих позитивных изменений и достижений в мире, включая права женщин! Я всегда спрашиваю себя, почему же нет острой необходимости изменить эту тенденцию?

В рамках подготовки к защите докторской диссертации вы работали над проектом, сфокусированном на финской литературе и затрагивающем темы иммиграции и глобализации. Проект назывался «К более инклюзивной и всеобъемлющей финской литературе». Как этого можно было бы достичь?

В рамках этого проекта изучаются работы двух групп авторов: финнов в Северной Америке и авторов с иммигрантскими корнями в Финляндии. Их литературные произведения и перспективы представляют собой интересную платформу для сравнения сейчас, когда многие люди иммигрируют в Финляндию, а также в связи с тем, что около 400 тысяч финнов покинули свою родину на рубеже XIX–ХХ веков.

Я считаю, что такое сравнительное исследование с его популярными и научными программами может улучшить взаимопонимание между иммигрантами и финнами. Я также изо всех сил пытаюсь представить все эти произведения «под зонтиком» финской литературы.

Главный корпус Университета Турку.

Гасеми ведет свои постдок-исследования в Университете Турку (на фото) и Университете Тампере. Изображение: Hanna Oksanen / University of Turku

Позвольте мне сказать важную вещь: иммиграция и глобализация расширили определение «произведение финской литературы», которое традиционно определялось как текст, написанный финном на финском языке в Финляндии для финнов. В результате эмиграции из Финляндии финские эмигранты и их второе и третье поколения писали и продолжают писать литературные произведения. Как и эти писатели, некоторые авторы-иммигранты в Финляндии также создали и продолжают создавать литературные произведения, посвященные финской культуре, обществу и истории.

Поэтому я утверждаю, что существование этих групп авторов и их многоязычные и мультикультурные работы могут бросить вызов традиционному определению финской литературы. С этой целью я предложил термин Finnish Heterolinational Literatures, чтобы привлечь внимание не к одной, а к множеству финских литератур и обратиться ко всем литературным произведениям, написанным в Финляндии или вне Финляндии финнами и авторами-иммигрантами в Финляндии и даже группами национальных меньшинств, включая шведоязычных финнов, саамов и других. Соответственно, я называю всех этих авторов «финскими гетерогенациональными авторами» (от гетерогенно-национальными, разнородно/разнонародно-национальными).

Что вам, писателю и постдокторанту университетов Турку и Тампере, помогает и что вас поддерживает?

Надежда! Это очень мощная сила, которая поддерживает меня, несмотря на все трудности. Постдокторантура — по сути, переходный период в жизни исследователей, а для тех, кто связан с гуманитарными науками, особенно для людей с иммигрантскими корнями, это все намного сложнее. Надеюсь, усердие и надежда помогут нам пройти через этот переходный период.

Гасеми стоит под падающим снегом в 2011 году.

Снежная погода встречала Гасеми в январе 2011 года, когда он впервые приехал в Финляндию. Изображение: Mehdi Ghasemi

У вас есть любимое финское слово? И почему именно оно?

Основываясь на моем предыдущем ответе, я могу сказать, что, как и для многих финнов, sisu — одно из моих любимых слов.

Последние новости

ребенок использует ножницы
Общество
Fiskars — снова самый признанный бренд Финляндии
Дрон несет посылку внутри склада
Транспорт и логистика
Новый финский центр займется решением задач будущего в авиации
Женщина с ноутбуком
Общество
Финляндия привлекает все больше международных специалистов