портрет мужчины в окружении ярких графических элементов
Ян Гетц прогнозирует, что квантовые компьютеры прямо или косвенно повлияют на все аспекты нашей жизни. Изображение: Julia Bushueva

МЫ ЗНАКОМЫ? «Есть немало сложных задач, которые классические компьютеры никогда не смогут решить», — считает Ян Гетц

Генеральный директор IQM Ян Гетц описывает свой переход от академической карьеры к предпринимательству в области высоких технологий как «меня бросили в холодную воду». Было много нового, но Гетц также обнаружил удивительное сходство между занятием наукой и предпринимательством.

Ээва Хаарамо

02.02.2022

Когда Ян Гетц (Jan Goetz) начинает говорить о квантовой технологии, его голос становится громче. Как специалисту по квантовой физике и генеральному директору хельсинкской компании IQM, занимающейся квантовыми вычислениями, эта тема ему близка. Но также это та область, в которой он привык многое объяснять.

Так было не всегда. Гетц не был выросшим в Германии «молодым ученым». Да, он хорошо разбирался в математике и физике, но его страстью всегда был спорт: Гетц профессионально занимался греблей, участвовал в соревнованиях и тренировался девять раз в неделю. Увлечение наукой, в частности, квантовой физикой, началось в университете и переросло в серьезные занятия лишь тогда, когда его научный руководитель вдохновил и поддержал его во время работы над кандидатской диссертацией.

Это решение повело Гетца по неожиданному пути. В 2016 году он приехал в Финляндию, чтобы заняться исследованиями в постдокторантуре Университета Аалто. В тот момент мысль о предпринимательстве даже не приходила ему в голову. Тем не менее, сейчас он управляет технологическим стартапом, который уже привлек финансирование в размере 71 миллиона евро. За четыре года он собрал команду из более чем 130 человек, работающих в офисах компании в Хельсинки, Мюнхене, Бильбао и Париже.

Гетц подходит к предпринимательству как ученый: как к проблеме, которую нужно решить. Часть решения этой проблемы находится там, где «принимаются решения». Следовательно, у Гетца много дел. Он — один из основателей инициативы Scale-Up Europe и член Федерального экономического сената Германии. Он также входит в совет директоров Европейского инновационного совета (EIС) и Европейского консорциума квантовой промышленности (QuIC). По мнению Гетца, создание процветающей квантовой экосистемы в Финляндии и Европе имеет первостепенное значение для общего успеха.

Мы встретились с Яном в онлайн-режиме и поговорили о будущем квантовых компьютеров, о важности сильной команды, а также о том, что докторская степень на самом деле является отличной подготовкой к предпринимательству.

фото мужчины, сидящего на ступеньках

«Я увлекся наукой по-настоящему в магистратуре и аспирантуре», — говорит Гетц. Изображение: IQM

Вы генеральный директор и соучредитель IQM, а также специалист по квантовой физике. Что побудило вас совершить скачок от ученого до предпринимателя в сфере высоких технологий?

В каком-то смысле меня бросили в холодную воду и сказали: «Выплывай!». Я никогда этого не планировал. После защиты диссертации я задумался о том, какой должна быть моя трудовая жизнь. У меня было несколько вариантов отраслевого консалтинга, но потом я понял, что на самом деле мне настолько нравится наука, что я хочу продолжить научную карьеру. Поэтому я решил пойти в постдокторантуру, и это привело меня в Финляндию.

Обычно в постдокторантуру вы отправляетесь за границу, а затем находите где-нибудь место профессора. Таков был и мой первоначальный план. Поэтому я прошел постдокторантуру в Университете Аалто у Микко Мёттёнена (Mikko Möttönen), профессора в области квантовых технологий и одного из основателей IQM.

Тогда еще не существовало планов по открытию компании. Но в течение двух лет, пока я занимался в постдокторантуре, Микко был на заднем плане и планировал «отпочковаться» от университета, создав собственную компанию. В то же время он хотел сохранить свою профессуру, поэтому ему нужен был кто-то, кто возглавил бы компанию.

Примерно в то же время я подошел к Микко, чтобы обсудить, куда пойти после постдокторантуры. Во время того разговора Микко спросил меня: «Почему бы тебе не присоединиться ко мне в создании этой компании и не стать генеральным директором?». Я подумал, что это хорошая возможность, потому что у него уже тогда были выстроены большие планы. Если бы я остался на своем чисто научном пути в позиции профессора, возможно, я бы получил одну или две докторские степени и немного денег здесь и там, но планы Микко были совершенно другими. Так что я сказал: «Хорошо, давайте попробуем».

Нужно ли вам все-таки было обдумать предложение?

Уже во время обсуждения эта возможность увлекла меня. Тем не менее, прежде чем согласиться, я попросил Микко дать мне некоторое время на размышление.

Я также хотел обсудить эти планы со своей женой: не против ли она, чтобы я остался в Финляндии. Она живет в Мюнхене, а я живу здесь и провожу в Финляндии около 70 процентов своего времени. Но у IQM также есть офис в Мюнхене. Так что время от времени я в любом случае езжу туда.

Затем мы [четыре соучредителя] основали компанию и начали выступать с питчинг-презентациями без какой-либо серьезной подготовки. Это было действительно обучение «на ходу». Если вы занимаетесь наукой, вы знаете, как взаимодействовать с проблемами, потому что это именно то, что вы делаете все время. Так что для меня это была просто еще одна задача, которую нужно решить, а также проблема сбора средств.

Много ли общего между работой ученого и предпринимателя?

Да, есть немало общего. Один работает самостоятельно над проблемами, которые никогда прежде не встречались, — в науке вы все время пробуете совершенно новые вещи и выходите на неизведанную территорию.

В некотором смысле вы делаете то же самое и в предпринимательстве. Вы идете своим путем и каждый день сталкиваетесь с новыми испытаниями. Кроме того, решение проблем устроено аналогичным образом: вы либо спрашиваете людей, либо самостоятельно приобретаете новые навыки.

Могу сказать, что докторская степень является отличной подготовкой к тому, чтобы стать предпринимателем. Это не так сильно зависит от конкретной технологии, которую вы изучали, самое главное — образ мышления и подход к решению проблем.

фото производственной площадки

Так выглядит завод по производству квантовых процессоров. Изображение: IQM

Есть один аспект, с которым вы не так часто сталкиваетесь в науке, но который вам как предпринимателю очень нужен, — люди. Если вы руководите компанией, в какой-то момент все начинает зависеть от кадров. Потому что вы ведете за собой людей, которые, в свою очередь, поведут за собой людей. Подобные знания вы не получите во время подготовки докторской диссертации.

Похоже, это вы многому научились в процессе. Вы могли бы дать какие-нибудь советы новичку на руководящей должности?

Слушайте, что говорят другие, и доверяйте людям. Но правильным людям, а не слепо всем подряд. Так что проблема здесь в том, чтобы найти нужных, грамотных людей.

В любом случае, вам действительно стоит слушать других. Часто проблемы возникают из-за недопонимания или непонимания. Редко бывает, что люди полностью не могут найти точек соприкосновения. Зачастую они просто говорят об одном и том же по-разному. Умение понимать разные стороны — большое умение.

Умение слушать и доверять очень важны, потому что тогда становится легче делегировать решение задач. И это именно то, что вам придется делать. В самом начале вы все делаете сами: вы занимаетесь финансовым планированием, разговариваете с юристами, разговариваете с учеными, но в какой-то момент вам приходится делегировать эти задачи людям, которые могут сделать их за вас. Каждый должен научиться делать это хотя бы в какой-то степени.

Квантовые вычисления — сложная тема, которую большинству людей трудно понять. Как, с вашей точки зрения, использование этих технологий повлияет на нашу жизнь в будущем?

Это повлияет на жизнь каждого человека прямо или косвенно. По сути, квантовые вычисления — это новый способ вычислений для решения самых сложных проблем современности. Это такие темы, например, как отслеживание изменений климата. Нам нужны новые решения, например, в вопросах энергии.

Есть множество настолько сложных задач, что классические компьютеры никогда не смогут их решить. Именно здесь в игру вступают квантовые вычисления. И обещают решить эти проблемы. Некоторые из них напрямую повлияют на нашу жизнь. Например, представьте себя в мегаполисе, где вы постоянно стоите в пробках. Затем в фоновом режиме запускается квантовый компьютер для оптимизации потока трафика. Теперь вместо того, чтобы каждое утро проводить часы в пробке, у вас есть удобный и понятный по времени путь на работу. В результате — вы счастливее и у вас есть больше времени на кофе с коллегами.

Косвенное влияние связано с квантовыми вычислениями, привносящими новые решения. Например, я упомянул изменение климата. Скажем, квантовые компьютеры находят новые материалы для более совершенных солнечных панелей или для лучшей теплоизоляции зданий. Таким образом, они косвенно влияют на вашу жизнь, потому что воздействуют на другие вещи, например, на выбросы углерода.

Какова роль IQM во всех этих аспектах нашей жизни? Как вы сделаете это будущее возможным?

Мы создаем системы, обеспечивающие это будущее. Квантовые вычисления, скажем так, основаны на машине, которая что-то вычисляет. У нас есть довольно много известных алгоритмов [для решения проблем с помощью] квантовых компьютеров, но компьютеры, которые у нас есть, а также те, которые мы используем в IQM, недостаточно мощны для выполнения сложных алгоритмов. Поэтому нам нужно масштабировать вычислительную мощность, и это как раз то, чем мы занимаемся.

Квантовые компьютеры похожи на классические компьютерные процессоры, которые со временем будут становится мощнее. Это похоже на классическую ситуацию, где каждый год или около того будет появляться новый и более мощный процессор. Теперь мы можем поставлять системы полного стека, то есть независимые компьютеры, которые работают и могут что-то вычислять. Но это «что-то» — всего лишь доказательство концептуальных алгоритмов для научных целей. Они показывают, что система работает, но вы все равно можете запустить их на привычной, классической машине.

фото троих мужчин

Открытое общение с политиками и лицами, принимающими решения, — неотъемлемая часть работы Яна Гетца. На фотографии он с генеральным директором Центра VTT Аки Васара (Aki Vasara) и министром экономического развития и занятости Финляндии Юхой Линтиля (Juha Lintilä). Изображение: IQM

Вы также можете использовать их для обучения большего количества людей. Это на самом деле очень важно, потому что людей катастрофически не хватает. Очень мало квантовых физиков знают, как строить такие системы. Вот почему нам нужно настоящее оборудование для обучения следующего поколения талантов. Это то, что мы делаем в настоящее время. Мы продаем эти системы научным суперкомпьютерным центрам или исследовательским организациям, таким как Центр VTT здесь, в Финляндии, и они используют их для своей собственной науки и обучения большего числа кадров.

Они также делают компьютеры доступными для всей экосистемы. Идея состоит в том, что мы локально создаем экосистему, которая поддерживает новых игроков отрасли.

Прелесть в том, что это уже происходит в Финляндии. Когда мы представляли этот проект, мы сказали, что, когда мы установим этот компьютер, вы [политики и лица, принимающие решения] увидите новые стартапы в области программного обеспечения, формирующиеся или приходящие в Финляндию. Теперь у нас уже есть два новых стартапа по программному обеспечению, Quanscient и Algorithmic, и скоро появится еще один, — из Оксфорда. Эти новые квантовые системы действуют как семена или кластер для роста всей экосистемы.

Будут ли квантовые компьютеры когда-нибудь доступны для всех?

Для этих систем нужно довольно много денег, они недешевы, но по всему миру есть сотни суперкомпьютерных центров, которые покупают эти системы. Они могут предоставить вычислительное время конечным пользователям, которые хотят запускать свои приложения на квантовых системах.

Это произойдет, когда компьютеры станут достаточно мощными для этих приложений. Тогда мы сможем открыть рынок продажи вычислительного времени, и даже небольшие компании или частные лица смогут получить удаленный доступ к этим системам и купить вычислительное время. И вот тогда это станет доступно каждому.

Давайте еще немного поговорим о вас. Что вы считаете своим самым большим достижением?

IQM — отличная компания, но мне не пришлось создавать ее самому. Я один из соавторов. Я очень рад быть частью этого дела и предлагать свои идеи. Я бы сказал, что мое самое большое достижение здесь — работать в этой команде и видеть, что мы все работаем вместе.

Это то, что нам нравится делать. Для нас это не просто работа, мы здесь также получаем массу удовольствия, и все новички, которые приходят в компанию, быстро проникаются этим духом. Но опять же, дело не в том, что я один создаю эту прекрасную рабочую культуру. В этом задействовано много людей. Поэтому я считаю участие во всем этом большим достижением для себя.

Помимо IQM, вы работаете в различных советах и организациях. У вас остается свободное время?

Я много работаю, и это не секрет, но я думаю, что у меня есть достаточно неплохо организованный баланс между работой и личной жизнью. Я до сих пор довольно активно живу спортом. Я больше не занимаюсь греблей, но много бегаю и занимаюсь другими видами спорта.

Я часто хожу в походы в Альпы и по Финляндии — либо в столице, либо в Лапландии. Обычно так я провожу свободное время: выезжаю на природу, бегаю или гуляю. Кроме того, для меня важно видеть свою семью, которая живет в Западной Германии. Я регулярно езжу туда, вижусь с сестрой, братом и родителями и провожу с ними время.

Это возвращает меня к началу. Все это можно организовать только тогда, когда у вас есть хорошая команда, которая прикрывает ваш тыл, оставляя вам время для отдыха. У нас действительно отличное руководство, которое заботится о компании [когда меня нет], поэтому мне не нужно об этом беспокоиться. Это дает мне свободу заниматься и другими делами, что очень важно. Все в итоге сводится к людям.

основатели компании IQM

Ян Гетц (второй слева) последним присоединился к команде основателей IQM после Куан Йен Тан (Kuan Yen Tan), Микко Мёттёнена (Mikko Möttönen) и Юхи Вартиайнена (Juha Vartiainen). Изображение: IQM

Вы живете в Финляндии с 2017 года. Жизнь чему-то здесь вас научила?

Культура Финляндии очень похожа на немецкую. То, как мы в Германии подходим к вещам, особенно с технической стороны, очень похоже на финский подход. У немцев и финнов очень аналитический способ мышления и метод реализации планов. Я думаю, это создает большое доверие к нашей работе и нашим технологиям.

В каком-то смысле финны более довольны [чем немцы] своей жизнью. Например, сейчас самая середина зимы, но финны по-прежнему умеют извлекать из этого максимум пользы. Очень приятно видеть, что здесь всегда найдется что-то хорошее и правильный подход ко всему. Несмотря на мороз, можно, например, просто просверлить лунку, начать рыбачить и наслаждаться процессом.

Приятно слышать, ведь финнов часто воспринимают как пессимистов.

На самом деле, это правда. Я часто смотрю на вещи более позитивно, чем мои финские коллеги, в плане того, достигнем ли мы поставленных целей. Но, так или иначе, они работают на это, и тогда мы достигаем новых рубежей.

Тем не менее, даже в статус-кво они всегда видят положительные моменты. Может быть, они счастливы, потому что у них более пессимистичный взгляд. Быть пессимистом, но все же достигать своих целей, это лучше, чем если вы сверхоптимистичны, а потом разочаровываетесь.

Каковы ваши амбиции или цели на будущее?

Лично я вполне доволен тем, как обстоят дела. В прошлом году я участвовал в Хельсинкском марафоне. Мы организовали эстафету, так что я пробежал четверть марафона. Может быть, в этом году я снова буду участвовать и побью свое время, хотя я совершенно не помню, какой был результат.

Вместе с компанией мы хотим продолжать строить эту историю. Мы хотим и дальше привлекать в Финляндию больше людей и помогать им создавать свои собственные истории. Это главное. Продолжение этой деятельности и обеспечение бесперебойной работы в будущем.

В конце разговора я хочу спросить, есть ли у вас собака? Вы упоминаете в вашем профиле в LinkedIn, что любите собак.

Во время учебы у меня была собака, которую я подарил хорошей подруге в Германии. Теперь она заботится о ней, потому что я слишком много путешествую. Наличие собаки просто не вписывается в мой образ жизни, но я навещаю ее всякий раз, когда могу.

Последние новости

ребенок использует ножницы
Общество
Fiskars — снова самый признанный бренд Финляндии
Дрон несет посылку внутри склада
Транспорт и логистика
Новый финский центр займется решением задач будущего в авиации
Женщина с ноутбуком
Общество
Финляндия привлекает все больше международных специалистов